Семейный, детский психолог,
гештальт-терапевт
Галия Костинская

консультация online

Статьи

Сказка -ложь, да в ней намек

        

Одна женщина вспоминает, как ей было тяжело в состоянии депрессии, что у нее было ощущение, как будто камень лежал на груди, не давая дышать, двигаться. А я подумала, что есть такая сказка - про камень на груди, всем известная с детства - "Аленушка и братец Иванушка". Решила написать свои соображения - о чем на самом деле эта сказка. Я думаю, что как раз о депрессии и идет в ней речь.

Жили-были старик да старуха, у них была дочка Алёнушка да сынок Иванушка.
Старик со старухой умерли. Остались Аленушка да Иванушка одни-одинешеньки.

Уже в самом начале сказки мы встречаем не совсем обычную ситуацию – старые родители умирают, оставляя детей-сирот. Что мы знаем о родителях – какие они были, как жили, какие у них были характеры, привычки?... – ничего. Можно предположить, что так и не успели родители «поставить на ноги» своих детей, в психологическом смысле – не передали в достаточной мере тех знаний и умений, а также опыта, которые давали бы возможность детям самостоятельно жить. И дальнейшее повествование нам это подтверждает:

Пошла Аленушка на работу и братца с собой взяла. Идут они по дальнему пути, по широкому полю, и захотелось Иванушке пить.
— Сестрица Аленушка, я пить хочу!
— Подожди, братец, дойдем до колодца.
Шли-шли — солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит коровье копытце полно водицы.
— Сестрица Аленушка, хлебну я из копытца!
— Не пей, братец, теленочком станешь!
Братец послушался, пошли дальше.

Солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит лошадиное копытце полно водицы.
— Сестрица Аленушка, напьюсь я из копытца!
— Не пей, братец, жеребеночком станешь!
Вздохнул Иванушка, опять пошли дальше.

Солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Стоит козье копытце полно водицы.
Иванушка говорит:
— Сестрица Алёнушка, мочи нет: напьюсь я из копытца!
— Не пей, братец, козленочком станешь!
Не послушался Иванушка и напился из козьего копытца.
Напился и стал козленочком...

«Пошла Аленушка на работу» - эта фраза в связи с последующим рассказом вызывает недоумение – о какой работе идет речь? Что это за дальний путь? Но если мы свяжем эту «работу» с «проблемой» Иванушки, то можем предположить, что дети идут «искать себя», найти ответ на вопрос «кто я?». А этот путь, конечно же, длиною в жизнь. В чем «проблема» Иванушки? Смотрите, как Иванушка зависит от того – из какой лужи он выпьет воды (от кого чему научится, с какой компанией свяжется, додумываем мы), и желание стать в конце концов хоть кем-нибудь – побеждает – становится козленочком. Такие процессы характерны для подростков. Если у подростка есть проблемы с самоопределением (причины могут быть различными, например, родители развелись, и портрет отца или матери, на кого должен быть похож ребенок, отсутствует или негативный), что важно именно для этого возраста, ребенок начинает «пробовать» себя в различных, как правило «нехороших» ситуациях, чтобы почувствовать себя, чтобы у него сложился внутренний портрет себя, с которым потом ему придется жить. Ну, вроде бы с Иванушкой определились – хоть так. А что с Аленушкой? Читаем дальше:

Зовет Алёнушка братца, а вместо Иванушки бежит за ней беленький козленочек.
Залилась Аленушка слезами, села под стожок — плачет, а козленочек возле нее скачет.
В ту пору ехал мимо купец:
— О чем, красная девица, плачешь?
Рассказала ему Аленушка про свою беду.

Купец ей говорит:
— Поди за меня замуж. Я тебя наряжу в злато-серебро, и козленочек будет жить с нами.
Аленушка подумала, подумала и пошла за купца замуж.

Где здесь желание Аленушки? Мы даже не знаем – была ли у нее симпатия к будущему мужу. Знакомая ситуация – «кто меня, несчастную, замуж возьмет? Вот, нашелся добрый человек, буду ему хорошей женой». Нет, здесь ничего плохого нет. Только вот последствия таких или подобных мыслей часто бывают плачевными. Женщина в таком браке всеми силами пытается угодить своему мужу, старается быть для него во всем идеальной. А если она до этого не очень себе представляла – кто она на самом деле, то и вовсе картина получается удручающая. Женщина совершенно себя теряет, она становится тенью мужа. Разве что козленочек еще ей напоминает, что она из другого рода-племени, но найти корни уже совсем непросто. Отсюда до депрессии совсем уж близко (ведь депрессия всегда связана с утратой – близкого человека, или части себя). И – как часто в сказках бывает – на помощь героине, чтобы она совсем уж не зачахла в браке, появляется «ведьма» - совершенно противоположный образ «безликой» Аленушке. И, конечно же, этот образ так соблазнителен, так и тянет, так и манит… Видимо, этот образ так привлекателен, что это и есть та скрытая часть Аленушки, которую она не рискует предъявлять, чтобы не впасть в немилость благородного супруга.

Стали они жить-поживать, и козленочек с ними живет, ест-пьет с Аленушкой из одной чашки.
Один раз купца не было дома. Откуда ни возьмись, приходит ведьма: стала под Аленушкино окошко и так-то ласково начала звать ее купаться на реку.

Привела ведьма Алёнушку на реку. Кинулась на нее, привязала Алёнушке на шею камень и бросила в воду. А сама оборотилась Аленушкой, нарядилась в ее платье и пришла в ее хоромы. Никто ведьму не распознал. Купец вернулся — и тот не распознал.

А в этом месте мы точно не понимаем – где же наша Аленушка, как это – никто ведьму не распознал. Неужели наша «святая», идеальная Аленушка вела себя как ведьма? Это как это? А вот так. Как в русской пословице говорится? «В чужом глазу соринку вижу, а в своем бревно не замечаю». Да, часто мы ведем себя, как нам кажется, идеально – почему же вдруг другие люди так «нехорошо» к нам относятся? Мы же к ним со всей своей добротой… Конечно же, это иллюзия, что у нас нет плохих качеств, мы просто их не замечаем, и не верим другим людям, которые указывают нам на них. Из-за того, что мы не обращаем внимания на свои недостатки, мы и не в состоянии их исправить – так и живем впустую всю жизнь «идеальными»…

Одному козлёночку все было ведомо. Повесил он голову, не пьет, не ест. Утром и вечером ходит по бережку около воды и зовет:

— Алёнушка, сестрица моя!..
Выплынь, выплынь на бережок...

Козленочек здесь призван соединять «старую» и «новую» Аленушку, он чувствует, что только в соединении этих двух образов будет настоящая Аленушка – его сестра, да и его «выздоровление» возможно только после «возрождения» Аленушки (ведь и у него – мы же знаем – не все в порядке с идентификацией личности). Быстрее всего Иванушка здесь как символ связи с родителями. Можно также предположить, что козленочек – это тоже какая-то часть личности Аленушки, возможно – мужская? Или детская?, в которой кроется энергия, необходимая для излечения – ну, можно еще подумать об этом, поразмышлять.

Узнала об этом ведьма и стала просить мужа — зарежь да зарежь козлёнка...
Купцу жалко было козленочка, привык он к нему. А ведьма так пристает, так упрашивает, — делать нечего, купец согласился:
— Ну, зарежь его...

Велела ведьма разложить костры высокие, греть котлы чугунные, точить ножи булатные.

Опять же – заметьте – никаких признаков недоверия своей жене, как будто купец «всю жизнь с такой жил»…

И вот сейчас начинается процесс «исцеления» - долгий, неподъемный, тяжелый, рутинный…но тем не менее настойчивый, упрямый и несдающийся… Представьте, сколько энергии необходимо, чтобы выбраться из депрессии – «костры высокие, котлы чугунные, ножи булатные» - все это делается, чтобы «поднять», возродить Аленушку.


Козленочек проведал, что ему недолго жить, и говорит названому отцу:
— Перед смертью пусти меня на речку сходить, водицы испить, кишочки прополоскать.
— Ну, сходи.
Побежал козлёночек на речку, стал на берегу и жалобнехонько закричал:

— Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бережок.
Костры горят высокие,
Котлы кипят чугунные,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!

Аленушка из реки ему отвечает:

— Ах, братец мой Иванушка!
Тяжел камень на дно тянет,
Шелкова трава ноги спутала,
Желты пески на груди легли.

А ведьма ищет козленочка, не может найти и посылает слугу:
— Пойди найди козленка, приведи его ко мне.
Пошел слуга на реку и видит: по берегу бегает козленочек и жалобнехонько зовет:

— Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бережок.
Костры горят высокие,
Котлы кипят чугунные,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!

А из реки ему отвечают:

— Ах, братец мой Иванушка!
Тяжел камень на дно тянет,
Шелкова трава ноги спутала,
Желты пески на груди легли.

Слуга побежал домой и рассказал купцу про то, что слышал на речке. Собрали народ, пошли на реку, закинули сети шелковые и вытащили Алёнушку на берег. Сняли камень с шеи, окунули ее в ключевую воду, одели ее в нарядное платье. Аленушка ожила и стала краше, чем была. А козленочек от радости три раза перекинулся через голову и обернулся мальчиком Иванушкой. Ведьму привязали к лошадиному хвосту и пустили в чистое поле.

И мы видим, что процесс исцеления - в соединении, интеграции образов Аленушки и ведьмы – и этот, уже соединенный образ гораздо краше, насыщеннее, чем был до этого. Важно не отвергать свои части личности – какие бы они ни были «ужасные», на наш взгляд. Отказываясь от себя, мы теряем жизненную энергию, а наше тело вообще не желает таким образом жить. Присвоение различных частей личности  – вот «лечение» от депрессии.

к перечню

Copyright © 2020 Галия Костинская
All Rights Reserved.

На главную Написать нам письмо В начало страницы